Արարատից այն կողմ

Հայ-թուրքական հարաբերությունների շուրջ

Пас в мусорный ящик: lenta.ru

Теоретически протоколы могут быть реанимированы — если этого захотят турецкие власти. Законодательство позволяет внести их в парламент заново. Однако даже в этом случае, как полагает тюрколог Артак Шакарян, не стоит ожидать активизации переговоров. “Для Турции сегодня актуальна проблема курдов, сирийская проблема, — констатирует эксперт. — То есть, в свете этих внешнеполитических региональных проблем армяно-турецкий вопрос отошел на второй план”.

В Турции признали, что “футбольная дипломатия” с Арменией провалилась

Попытка сближения Армении и Турции, начавшаяся несколько лет назад, увенчалась ожидаемым провалом. В течение долгого времени стороны делали пространные заявления, ритуальные жесты (вроде обмена президентскими визитами на футбольные матчи — из-за чего процесс сближения был назван “футбольной дипломатией”), кулуарно пытались о чем-то договориться (при этом периодические утечки, из которых следовало, что одна из сторон готова уступить, официальные лица ожесточенно опровергали), — в итоге признали, что процесс зашел в тупик.

Власти Армении признали это первыми. Весной прошлого года правящая коалиция республики констатировала, что позиция, занятая Турцией на переговорах по сближению с Арменией, делает эти самые переговоры бессмысленными. Тогда же выступил и президент Армении Серж Саргсян, заявивший, что процесс ратификации протоколов по примирению двух стран остановлен.

В Анкаре, кстати, тогда отметили, что в принципе от протоколов не отказываются. Однако оценка ситуации, которую дал глава турецкого МИДа Ахмед Давудоглу, в общем соответствовала той, что была дана в Ереване. “Протоколы не погибли, — заявил тогда министр. — Можно сказать, что они в холодильнике”. Противники протоколов в Армении, впрочем, сдержанного оптимизма турецкого министра (уверявшего, что дипломатическая работа продолжается и что буквально в ближайшие несколько месяцев будут сделаны “определенные шаги в сфере протоколов и установления стабильности на Кавказе”) не разделяли.

Как язвительно выразился по этому поводу представитель армянской оппозиционной партии “Наследие” Степан Сафарян, протоколы находятся “по пути из холодильника в мусорный ящик”.

Теперь этот путь, можно сказать, пройден. Как стало известно на днях, парламент Турции нынешнего созыва, завершающий свою работу (в ближайшее время он передаст полномочия депутатам нового созыва, избранным в июне), снял с повестки дня протоколы, которые в свое время были направлены депутатам для ратификации, но так и не были утверждены.

Депутаты, удаляя из повестки протоколы и другие “просроченные” законопроекты (всего из повестки было удалено около 900 документов), руководствовались правилами работы парламента. То есть с формальной точки зрения решение было техническим, а не политическим. Фактически, однако, получилось, что протоколы, которые в свое время рекламировались властями и которые вызвали большой (в значительной степени — негативный) резонанс в обеих странах, в итоге оказались не нужны ни Еревану, ни Анкаре.

Теоретически протоколы могут быть реанимированы — если этого захотят турецкие власти. Законодательство позволяет внести их в парламент заново. Однако даже в этом случае, как полагает тюрколог Артак Шакарян, не стоит ожидать активизации переговоров. “Для Турции сегодня актуальна проблема курдов, сирийская проблема, — констатирует эксперт. — То есть, в свете этих внешнеполитических региональных проблем армяно-турецкий вопрос отошел на второй план”.

Финал “футбольной дипломатии” (или, по крайней мере, ее нынешнего этапа) выглядит вполне закономерным. Процесс сближения Армении и Турции продвигался третьими странами (прежде всего, США, которые, следуя распространенной версии, хотели усилить влияние в регионе, разрешив конфликт, в который вовлечены, с одной стороны, Армения и поддерживаемый ею непризнанный Нагорный Карабах, с другой — Азербайджан и поддерживающая его Турция). Однако было очевидно, что ни в Ереване, ни в Анкаре к примирению не готовы.

В процессе сближения сторонам рано или поздно пришлось бы решать болезненные вопросы: в частности, вопрос о геноциде — массовом истреблении армян в Османской империи в начале XX века (в настоящее время стороны занимают диаметрально противоположные позиции — Анкара факт геноцида отрицает, Ереван добивается его международного признания).

Предполагалось, что для разрешения спора может быть создана совместная комиссия историков (в тексте одного из протоколов предусмотрено нечто подобное: “диалог в исторической плоскости между двумя народами, направленный на восстановление взаимного доверия, в том числе с помощью научного изучения исторических документов и архивов для уточнения имеющихся проблем и формулирования предложений”). Однако противники протоколов в Армении заявили, что, согласившись на создание комиссии по событиям в Османской империи, армянская сторона поставит под сомнение факт геноцида. А в дальнейшем, как опасались критики протоколов, власти республики могут оказаться в ситуации, когда их под лозунгами “дружбы и сотрудничества” вынудят вообще отказаться от претензий, связанных с геноцидом.

С другой стороны, в Турции, например, за признание убийств армян в Османской империи геноцидом человек может быть осужден по уголовной статье об “оскорблении национального достоинства турок”. Каких выводов можно ожидать в таких условиях от турецких участников “комиссии по геноциду” (если она все же будет создана)?

Не менее острым стал вопрос о карабахском конфликте, решение которого Турция поставила условием сближения с Арменией (конкретно — условием открытия границы, которую она закрыла в начале 1990-х годов из солидарности с Азербайджаном). “Решение” при этом — и об этом открыто говорят в Анкаре — может быть только таким, которое подразумевает соблюдение территориальной целостности Азербайджана (то есть — с точки зрения Баку и Анкары — возвращение Нагорного Карабаха под азербайджанскую юрисдикцию). Фактически властям Армении в обмен на открытие границы (и обещанные в связи с этим экономические блага) было предложено “сдать” братский Карабах — сразу или постепенно. Стоит ли удивляться, что в Армении такая перспектива вызвала многочисленные протесты, а в адрес руководства страны посыпались обвинения в предательстве?

Следует отметить, что в текст протоколов, подписанных министрами двух стран и ожидающих ратификации, напрямую это условие вписано не было (в противном случае, как можно предположить, дело не дошло бы даже до подписания документов). Однако в одном из протоколов есть пассаж, который может быть использован по отношению к Карабаху. Это обещание сторон “уважать принципы равенства, суверенитета, территориальной целостности, нерушимости границ, невмешательства во внутренние дела других государств”. То есть Турция, опираясь на эту фразу, вполне может потребовать от Армении “уважать целостность” Азербайджана (то есть, следуя требованиям Баку, отказаться от претензий на Карабах).

Власти Армении в течение последних двух лет твердили, что “сдавать” карабахские территории в обмен на сделку с Турцией не собираются. В прессу, однако, периодически попадают утечки, из которых следует, что вопрос о передаче Азербайджану части территорий обсуждается Ереваном и Анкарой и является предметом торга.

Совсем недавно об этом заявил председатель ПАСЕ, представитель турецкой правящей партии “Справедливость и развитие” Мевлют Чавушоглу. По его словам, он общался с министрами иностранных дел, осведомленными о переговорах, и узнал от них, что “Армения согласилась вывести войска из 5 районов” (речь идет о прилегающих к Нагорному Карабаху азербайджанских территориях, которые были взяты карабахскими войсками под контроль в ходе войны и впоследствии использовались в качестве “пояса безопасности”). “Армения предложила Турции впоследствии 3 района, были проведены переговоры, но это не сработало, — утверждает Чавушоглу. — Окончательное решение было принято о выводе войск из 5 районов, но так как этого не произошло, Турция не ратифицировала протоколы”.

МИД Армении после этого, как обычно, выступил с опровержением. Глава МИДа Эдвард Налбандян (который два года назад поставил свою подпись под протоколами) заявил, что Чавушоглу “искажает” тему переговоров. Затем, правда, министр почему-то добавил, что обе стороны якобы изначально были настроены на то, чтобы договариваться без предусловий. Глава МИДа как будто забыл все многочисленные заявления Анкары на эту тему, которая предельно ясно выразила свою позицию: пока карабахский вопрос не будет решен, граница с Арменией останется закрытой.

 

P.S.

В Армении, реагируя на новости из Анкары, уже заявили, что Ереван должен последовать ее примеру. Как заявил один из лидеров партии “Дашнакцутюн” Киро Маноян, у Армении появилась хорошая возможность окончательно закрыть этот вопрос и отозвать свою подпись под протоколами. “Было несколько хороших поводов для отзыва подписи, — отметил он. — Лучше этого повода уже не будет. Если и после этого Армения будет ожидать ратификации протоколов со стороны Турции, то, думаю, для Армении это будет унизительно”.

Михаил Тищенко
http://lenta.ru/articles/2011/08/24/fail/

Թողնել պատասխան

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Փոխել )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Փոխել )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Փոխել )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Փոխել )

Connecting to %s

%d bloggers like this: