Արարատից այն կողմ

Հայ-թուրքական հարաբերությունների շուրջ

ФОРМУЛА СТАЛИНА: КОГДА ЭРДОГАН НАЧНЕТ «СДАВАТЬ» АЛИЕВА / СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ

В марте  в Баку планируется проведение совместных азербайджано-турецких военных учений. От Азербайджана в учениях примет участие один мотострелковый батальон, от Турции  – одна рота. Немного.

Тем не менее, по оценке  турецкой  газеты  Milliyet, эти учения   являются «важнейшим элементом  двусторонних отношений».  Не будем  забывать  о том, что  между Баку и Анкарой  существует Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи.  Во второй главе этого документа  указывается,  что «если одна из сторон договора подвергается военной агрессии, то другая страна обязательно должна оказывать содействие, вплоть до предоставления вооружения». Поэтому вопрос о целях  ставших регулярными  военных  учений,  об  общих угрозах  для   Азербайджана и Турции, оказавшихся, по выражению другой турецкой газеты Star,  «в  ситуации  сообщающихся сосудов на  Большом Ближнем  Востоке», приобретает  особый смысл.

«Турция всегда была и будет рядом с Азербайджаном,  — многозначительно заявил   посол Турции в Азербайджане Исмаил Алпер  Джошгун. —   Главное, что на это есть воля народов двух стран. Она опирается на исторические корни. Монумент, возвышающийся в Азербайджане в память о турецких  шехидах,  является очевидным этому подтверждением. Как говорил Ататюрк, мы будем рядом с Азербайджаном и в горе, и в радости».

Действительно,  в 20-годах прошлого века  Кемаль Ататюрк и Азербайджан  оказались рядом и вместе.  Именно тогда  один из  идеологов  армянской партии «Дашнакцутюн» профессор Адонц описал  в  московских газетах  «формулу» наркомнаца РСФСР Иосифа Сталина: добиться  качественного изменения  ситуации в  Азербайджане  можно только через  Анкару. Москва вступила в альянс с новыми турецкими политическими силами, возглавляемыми Мустафой Кемалем,  в результате  чего  весной 1920 года  в Баку был бескровно  совершен большевистский  переворот.  «Войска Азербайджана целиком переходили на нашу сторону, — докладывали  в  конце апреля 1920-го года Москву Орджоникидзе и Киров. — Активную роль в пользу революции в Баку сыграли турецкие аскеры и офицеры, отряд которых пресек правительству возможность бежать из Баку».

Не случайным  было и то, что накануне вступления Красной Армии в Баку в ночь с 22 на 23 марта 1920 года в Нагорном Карабахе вспыхнуло вооруженное восстание, на подавление которого  были брошены основные силы  азербайджанской армии.  Так что в этом смысле слова турецкого посла Джошгуна —  «политическая воля Турции, проявляемая в отношении Азербайджана» —  с использованием исторических примеров, выглядят  интригующе.

На днях, выступая на 5-й конференции чрезвычайных и полномочных послов страны, премьер-министр Турции Реджеп Тайип  Эрдоган  заявил, что  «не исключает вероятность войны», и  подтвердил готовность  «без каких-либо колебаний  встать на защиту отечества, если над ним нависнет угроза». Почти те же слова произносил и Мустафа Кемаль  22 июня 1919 года в Амасье, где  он обнародовал циркуляр (Amasya Genelgesi), который гласил, что «независимость страны находится под угрозой». Тогда Анкара под угрозой имела в виду Запад,  и вступила  в альянс с Москвой, пожертвовав Баку. И вот теперь, когда  в  2014 году в Турции должны  пройти  первые прямые выборы президента страны, и   когда  Эрдоган не скрывает своих намерений  занять этот пост, он стал,  подобно Ататюрку,   тоже говорить  об очередных «угрозах» стране.

Откуда они исходят?  Недавно экс-госсекретарь США Кондолиза  Райс  в статье в  The Washington Post  предупредила, что  на Ближнем Востоке «наступает  финальный акт драмы —  распад государств в их нынешнем виде». По ее словам,  «ближневосточные государства — искусственные образования, чьи границы были наспех нарисованы британцами и французами без учета национальных и конфессиональных нюансов». Это — апелляция  опять-таки к 20-ым годам прошлого века.  «Конфликт в Сирии,  – считает Райс, — является  сейчас главным очагом  напряженности, создающем   сложную и опасную региональную паутину разрушительных альянсов по самым разным  признакам». Более того,  по мнению  Райс, «гражданская война  еще не привела к свержению Асада, но укрепила  «самые ужасные силы» —  «Аль-Каиду». Если раньше главным центром «Аль-Каиды”  называли Афганистан и Пакистан, то теперь  эти силы уже действуют  на территории Турции и в части сопредельных стран. Все идет к тому, что  вот-вот сработает эффект домино, который  приведет  к краху нефтяных монархий — союзников Турции —   а  исламисты получат контроль над ближневосточной нефтью и путями ее  транспортировки. И не только это. Стал активно действовать и курдский актор.  В этой связи часть израильских экспертов предполагают, что  им удастся  через курдов «лишить   возможности  исламистов тратить свои ресурсы на попытки уничтожение еврейского государства». Это — напрямую угрожает территориальной целостности Турции.

Сложная  внешнеполитическая обстановка, в которой оказалась эта страна,   стимулирует определенные процессы трансформации и в ее  внутренней политике. На днях по делу о военном перевороте 1997 года был арестован, допрошен, а затем отпущен  на свободу  бывший начальник генерального штаба вооруженных сил Турции генерал Исмаил Хакки  Карадайы. Сторонники  Эрдогана  уверяют, что нынешнего премьер-министра генералы пыталась сместить  дважды — в 2004 и 2008 годах.  Но в отношении Карадайы   в глаза бросается  одна важная особенность: в Турции военный переворот 1997 года называют «постмодернистским» —  в нем не принимали участия солдаты. В феврале 1997 года  удар по Эрбакану и его партии  нанес президент Турции Сулейман Демирель, который обратился в Генеральный штаб Вооруженных сил  страны  с официальным письмом, в котором охарактеризовал деятельность правительства «как несущую угрозу светскому строю и стабильности в стране».  Может ли  повторить подобную комбинацию в отношении Эрдогана  нынешний президент Абдулла Гюль?

Во всяком случае , в турецких СМИ участились публикации о  противоречиях, возникших в тандеме  Гюль- Эрдоган. «Проблема в положении Гюля и его политической карьере, – отмечает газета Milliyet.  – Он хочет и дальше оставаться на президентском посту. А нам хорошо известно, что в президенты метит премьер». Нельзя исключать, что Эрдоган,  в результате потрясений, связанных с «арабской весной»,  непродуманной вовлеченностью в сирийский кризис, начинает терять  контроль над ситуацией, а военные  все больше приобретают  утраченную ранее поддержку «внешних, но заинтересованных  и влиятельных  западных сил». По словам Milliyet,  Эрдоган добивается поддержки националистов путем «ужесточения курса» по ряду ключевых вопросов, в частности, по курдскому вопросу,  но  при этом  «создает политический вакуум, который тонко заполняет Гюль».

В ответ Эрдоган может сыграть «по — крупному»:  активизировать  альянс с Владимиром Путиным, который  считает  турецкого премьера  «надежным другом».  Если условно воссоздавать схему 1920-х годов, то  Эрдоган может занять  позицию Ататюрка, Путин — Сталина , а в роли  Энвер-паши, сдавшего  большевикам Баку,  выступит   известный религиозный деятель Турции Фетулла Гюлен.

На начальном этапе  Эрдоган, как некогда Кемаль  с Энвер-пашой, активно развивал связи с сетью Гюлена. Но в последнее время наблюдаются  признаки  напряженности во взаимоотношениях Эрдогана с гюленистами, которых, кстати,  немало в Азербайджане в самых разных государственных структурах.   Так что   по линии Баку-Анкара воссоздается  историческая матрица, и  возрастает вероятность   повторения в регионе «формулы Сталина».

Внешне это находит проявление в том, что с уст представителей  Азербайджана  все чаще   срываются утверждения о том, что они не исключают силового варианта  решения карабахской проблемы. Так директор Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу многозначительно заявил, что  «если в Карабахе начнется война, можно изменить и дату выборов президента». В то же время, называя  прекращение деятельности Габалинской РЛС  «успехом  азербайджанской  дипломатии не только 2012 года, но и всех предыдущих десяти лет», он  с  удивлением констатирует: «Если бы Россия была бы заинтересована, то, по крайней мере, продолжила бы диалог с Азербайджаном. За последние несколько месяцев ни один российский представитель не совершил визит в Азербайджан в связи с этой темой и не приглашал уполномоченных Азербайджана в Россию». Это — неправда, ибо, как минимум, буквально накануне решения по Габале в Баку был вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Но эта неправда — тоже не случайна.

Экс-госсекретарь США  Райс   назвала ближневосточные государства   искусственными  образованиями, «чьи границы были наспех нарисованы британцами и французами без учета национальных и конфессиональных нюансов». Аналогично  действовал на Кавказе  и Иосиф Сталин, когда   в 1920-е годы  «нарезал»  территории закавказских советских республик. За годы Советской власти  там было осуществлено 47 крупных административно-территориальных, статусных изменений, результатом чего осталось  нерешённость этнического вопроса. Так что  отделение Карабаха от Азербайджана, а Южной  Осетии  и Абхазии от Грузии —  запланированные  еще задолго до развала Советского Союза  стратегические конфликты.

А сейчас   формируется уникальная геополитическая ситуация: два дезинтеграционных процесса —  в Северной Африке и на Ближнем Востоке  и  в Закавказье   — стали  двигаться  навстречу друг  другу.  Остается только вычислить, где будет обозначена точка бифуркации. В 20-х годах прошлого века она  сошлась в Закавказье.

Станислав Николаевич Тарасов — кандидат исторических наук

http://www.iarex.ru/articles/32803.html

ilham-aliyev-recep-tayyip-erdogan-2010-6-7-10-7-55

Թողնել պատասխան

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Փոխել )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Փոխել )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Փոխել )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Փոխել )

Connecting to %s

%d bloggers like this: